среда, 30 ноября 2016 г.

Эдуард Пекарский. Об образовании Баягантайского улуса Якутского округа. Койданава. "Кальвіна". 2016.


                                                               ИЗ ЯКУТСКОЙ СТАРИНЫ
                                        Об образовании Баягантайского улуса Якутского округа
    Нижеприводимый, в буквальном переводе, рассказ принадлежит перу якута Баягантайского улуса П. Е. Готовцева и передан мне Л. Г. Левенталем, моим сотоварищем по Якутской экспедиции, снаряженной на средства И. М. Сибирякова (1894-1896 гг.). Оригинал озаглавлен так: «Разсказъ. Отъ образованія Баягантайскаго улуса изъ размножившихся родниковъ (якута по имени) Бāі-ага и присоединившихся (къ нимъ родниковъ) другихъ улусовъ до 10-й ревизіи».
                                                                       ***********
    Человек по имени Бāі-ага, очень умный и рассудительный, жил вместе со своими многочисленными родниками в местности, ограниченной с востока рекою Алданом и с запада «травянистой рекой», называемой Танда [* Приток Алдана.]. Имена тогдашних людей, вероятно, были те же, которыми теперь называются реки, речки, елани и покосные участки отдельных лиц, в роде Танда, Тандагы [* Находящийся на Танде.], Хаптаны, Дадар, Улуккутчу, Мöгютчю [* Л. Г. Левенталь, в выноске к данному месту прибавляет от себя: «и такие названия, как Кубалāх, Хамыстāх, Хатӹстāх, Туруjaлāх, Ытык кюöl, Оjȳн кюöl, Балыктāх и т. п. Кроме того, Симон Слепцов (якут Баягантайского улуса) утверждает, что много есть названий тунгусских».] По-видимому, это так и было в действительности.
    Когда они таким образом жили-множились, русские власти сделали следующее распоряжение:
    — Для уплаты податей вам гораздо лучше будет разделиться на отдельные наслеги; в каждом наслеге у вас будет тоjон (господин, начальник), так называемый «князец» [* С 1822 г. официально называется старостой.]; затем у всех вас должно быть одно должностное лицо — «голова»; тогда вас всех вместе нужно будет писать и называть Баягантайским улусом.
    Согласившись на это, роды, по местам своего жительства, образовали 1-й, 2-й и 3-й Баягантайские наслеги, некоторые — Сасыльский наслег, а те люди, которые пришли сюда из местности Кіlläм [* Нынешний Кильдемский наслег.], Западно-Кангаласского улуса, образовали Кангаласский наслег. Эти пять наслегов составили Баягантайский улус.
    История отделения Кангаласского наслега и присоединения его к Баягантайскому улусу, по слухам, такова. В Западно-Кангаласском улусе, в местности Кильдемского наслега, был, говорят, правнук Дыгын’а, внук Мāнысыт’а [* Мāнысыт значить пастух.], сын Бодомы (Бодуома), по имени Курджага. Этот Курджага, вследствие притеснений и обид со стороны русских, придумал следующее:
    — Если я поселюсь (где-нибудь) далеко, лучше будет, да и потомкам моим до поры, до времени необходимо жить в вольной стране.
    Убедивши сколько-то народу следовать за собою, Курджага, со своими пятью сыновьями и скотом, отправляется на р. Яну.
    Во время пути родной брат Курджаги, старший или младший, вместе с двумя или тремя домочадцами, остался на берегу Алдана, в местности, занимаемой теперь Чериктейским наслегом Дюпсюнского улуса. Ныне, среди немногих их потомков, первым (лучшим) считается Василий Петров Попов [* Умер в первой половине текущего десятилетия.], пользующийся некоторою известностью.
    Курджага со своими родниками достигает Яны, где живет год или два.
    В это время два члена его семьи дошли до Колымы, где размножились и образовали нынешние 1-й и 2-й Кангаласские наслеги. Теперь они народ бедный, в пользу коего по области собираются пожертвования.
    Курджага же с Яны отправляется на р. Оймякон [* Оімöкöн — собственно верховья Индигирки.], в местность, навиваемую «Тöрют» [* Тöрют значит: начало, происхождение, корень.] с детьми и своими родниками.
    Те несколько семейств, которые были не в состоянии сопутствовать им, остались на Яне и образовали один наслег; главный из их потомков ныне — Николай Васильев, состоящий улусным головою.
    Курджага, достигши Оймякона, прожил сколько-то лет, а когда умер, то сыновья похоронили его на могильном лабазе (арангас). Затем, его сын Сöртöх вместе с братьями и сколькими-то людьми ушли с Оймякона к устью р. Татты [* Пряток Алдана.] к людям, жившим по реке Танде. Прочие же остались жить (оседлились) на Оймяконе. Эти пришельцы, присоединившись к улусу и произведя благоприятное впечатление своею рассудительностью, пополучали покосные места от поселившихся здесь ранее людей, а некоторые получили благодаря жалобам главным начальникам, ведавшим покосные места, — всего 48 остожий (сенокосных участков) и при этом еще летовья. На реку Оймякон вышло из Борогонского улуса много самых отважных людей, которые, размножившись, образовали Борогонский [* Официально: Оймяконо-Борогонский.] наслег и присоединились к Баягантайскому улусу. Сверх того, Игидейские роды Таттинскаго [* Официально: Ботурусского.] улуса жили смешанно вместе с баягантайцами, — жили мирно, даже породнились друг с другом. Из тогдашних их людей первым был, говорят, Александр Андросов (якутское прозвище — Балан); говорят, что среди якутов это был лучший и разумнейший человек. Находясь в таких мирных и даже родственных отношениях, люди эти присоединились к Баягантайскому улусу, а затем, еще более размножившись, образовали два наслега — так называемые 1-ый и 2-ой Игидейские.
    После этого, вследствие увеличения населения в 1-ом Баягантайском наслеге, в улусе прибавился один наслег — 4-ый Баягантайский.
    Всего, таким образом, стало 9 наслегов с населением в 4.337 душ мужского пола (по 10-ой ревизии).
    Во время производства последней ревизии, в Баягантайский улус, для поверки, выезжал чиновник Поротов. Поехавши на Оймякон, он велел отрубить голову старика Курджаги, как некрещеного, и увез ее в Якутск, говоря, что она будет отослана в Россию. Неизвестно, была ли она куда отправлена или нет.
    Можно предположить, судя по сведениям из довольно старого архива, что, за время от начала образования улуса до 10-ой ревизии, население увеличилось почти вдвое.
    Если послушать старых людей, то, по сравнению с прежним временем, люди ростом (костью) стали меньше, а затем и простой чисто-якутский ум тоже претерпел перемену.
    Вначале, при образовании наслегов, за исправное взыскание князцами с якутов податей от императрицы Екатерины II каждым из них был получен в 1766 году в награду кортик — с тем, что, по смерти князца, сын его становится таким же князцом и носит тот же кортик, как награду, — и так из века в век.
    В Баягантайском улусе голова появляется впервые, по-видимому, в 1793 году. Ниже приведены имена голов за столетие по 1893 год.

    После этого, была учреждена общая для всех якутов так называемая Степная Дума, в которой главным родоначальником состоял от 1-го Баягантайского наслега Петр Заболоцкий. Говорят, что якуты отказались от Степной Думы, ибо ею было израсходовано много денег из сумм, определенных на народное продовольствие, что видно и из архивных данных [* По архивным сведениям, в Степной Думе была растрачена большая часть денег, собранных в количестве 20.000 руб. для отправки в Петербург депутации, которая должна была ходатайствовать о нуждах якутского народа. В растрате было замешано много богатых и влиятельных якутов и дело о ней тянулось с начала 30-х до 60-х годов мин. стол. «В 1838 году Степная Дума была упразднена по заключению Главного Управления Восточной Сибири, хотя тогдашний якутский областной начальник высказывал мнение в пользу сохранения этого учреждения. Обязанности Степной Думы были распределены между Земским Судом и инородными управами» (см. Памят. Книжку Якут. обл. на 1896 г., вып. 1, в статье (без подписи) Э. К. Пекарского и Г. Ф. Осмоловскаго: Якутский род до и после прихода русских», гл. II).].
    Эд. Пекарский.
    /Живая Старина. Періодическое изданіе отдѣленія этнографіи Императорскаго Русскаго Географическаго Общества. Вып. IV. С.-Петербургъ. 1907. С. 96-99.
    Эд. Пекарскій.  Изъ якутской старины. Объ образованіи Баягантайскаго улуса Якутскаго округа. С.-Петербургъ. 1907. 4 с. /Изъ журнала «Живая Старина», выпускъ IV, 1907 г./

                                                                         СПРАВКА

    Эдуард Карлович Пекарский род. 13 (25) октября 1858 г. на мызе Петровичи Игуменского уезда Минской губернии Российской империи. Обучался в Мозырской гимназии, в 1874 г. переехал учиться в Таганрог, где примкнул к революционному движению. В 1877 г. поступил в Харьковский ветеринарный институт, который не окончил. 12 января 1881 года Московский военно-окружной суд приговорил Пекарского к пятнадцати годам каторжных работ. По распоряжению Московского губернатора «принимая во внимание молодость, легкомыслие и болезненное состояние» Пекарского, каторгу заменили ссылкой на поселение «в отдалённые места Сибири с лишением всех прав и состояния». 2 ноября 1881 г. Пекарский был доставлен в Якутск и был поселен в 1-м Игидейском наслеге Батурусского улуса, где прожил около 20 лет. В ссылке начал заниматься изучением якутского языка. Умер 29 июня 1934 г. в Ленинграде.
   Кэскилена Байтунова-Игидэй,
    Койданава.